Больница в новосибирске для онкобольных по иммунитету записаться

Борьба со стрессом во время коронавируса О клинике Медицинский центр «Алфит» в Новосибирске мы создавали таким, куда мы бы сами обратились без страха. У нас получилось создать не просто медицинское учреждение, а место с уютной, почти домашней атмосферой, куда люди приходят на консультацию к опытному и внимательному доктору, который искренне хочет помочь. Основное направление деятельности центра — немедикаментозная терапия. Известно, что практически все медикаментозные препараты обладают побочными действиями.

Реабилитация после оперативного лечения

Известный онколог — о проблемах новосибирской больницы Георгий Менткевич рассказал о беде с внутрибольничными инфекциями 14 Поделиться Георгий Менткевич рассказывает, что наиболее опасны инфекции, которые живут в больницах десятилетиями и становятся устойчивыми к антибиотикам Коллаж: Георгий Менткевич, Александр Ощепков Поделиться Родители детей из отделения онкогематологии в Краснообске считают, что дети умирают не от рака, а от внутрибольничной инфекции.

После одной резонансной истории отделение закрыли на ремонт и помывку, а после очередной публикации НГС прокуратура начала проверку, связанную с детской онкологией.

Медицинский обозреватель НГС Мария Тищенко поговорила о проблеме внутрибольничных инфекций в стране и мире с Георгием Менткевичем — одним из самых известных детских онкологов, основателем и до недавнего времени руководителем отделения трансплантации костного мозга НИИ детской онкологии и гематологии в онкоцентре им. Публикуем его мнение. Георгий Менткевич работал в центре Блохина до года, сейчас он — главный врач, заместитель генерального директора по лечебной работе клинического госпиталя «Нейровита».

Она достаточно жесткая: вызывает снижение лейкоцитов и развитие иммунодефицитных состояний. Это зависит от заболевания, схемы лечения, состояния больного. Но достаточный процент погибает и от разных осложнений терапии — после хирургических вмешательств, лучевой и химиотерапии. После химиотерапии бывают проявления кардиотоксичности, различные отдаленные последствия и, безусловно, достаточно часто развиваются инфекционные осложнения.

Инфекции проходят на фоне сниженного количества лейкоцитов и сниженного иммунитета, что особенно опасно. Есть две причины появления инфекций: первая — активация собственной флоры, вторая — то, с чем пациент сталкивается в больнице, транспорте и так далее.

Безусловно, внутрибольничная инфекция является следствием того, что подавляющий процент наших медицинских учреждений, в том числе детских, находится в ненадлежащем санитарно-гигиеническом состоянии и характеризуются высокой агрессивностью и часто резистентностью к современным антибиотикам и противогрибковым средствам.

Это даже не вопрос, делались там ремонты или нет, потому что ремонт сам по себе для пациента, особенно если он находится рядом, — это катастрофа. Вопрос заключается в подготовке воздуха в детском отделении онкогематологии, насколько качественно и какими средствами происходит обработка, в грамотности медицинского персонала и так далее.

Существует проблема внутрибольничных инфекций. Больные после химиотерапии, у которых поражены слизистые, очень подвержены инфекциям. Более того, получается так: пациент, который имеет инфекционные осложнения и находится в больнице, получает антибактериальную терапию различными препаратами. Как правило, пациенты меняются, проходят десятилетия и фактически в больницах формируются устойчивые к антибиотикам штаммы.

В больнице начинается эпидемия, вызванная микроорганизмами, выросшими в ее стенах, которые неоднократно встречались с различными видами антибиотиков и приобрели к ним резистентность. Это является самым неприятным моментом.

Это замкнутый круг в какой-то степени, но ничего идеального не бывает. Мы лечим специальными лекарствами, которые убивают опухоль, но они же вызывают побочные эффекты. Мы платим определенную цену. Поэтому нужно выбирать золотую середину.

Химиотерапия спасает жизнь, но нужно стремиться создать максимально чистые условия: это касается и воздуха, и чистоты перчаток, и масок, и квалификации персонала, и питания, и частоты смены белья, включая вопрос, где и как оно стирается.

Это комплексный процесс. Мы не можем всех излечить, даже от ковида, хотя, наверное, это проще, чем лимфобластный лейкоз. Это, конечно, усредненная статистика: в каких-то случаях может оказаться по-другому — совсем плохо с инфекционными осложнениями. В каких-то учреждениях нет препаратов крови, и больные погибают от кровотечений. Я считаю, что очень многие центры в стране нуждаются в дополнительном финансировании и улучшении многих компонентов. Что наносит больший урон — нехватка финансирования или человеческий фактор — это хороший вопрос.

Много примеров, когда много денег, а ни черта не получается. Особенно если говорить о нашей стране. Нельзя сказать: «Дайте денег, и всё решится». Судя по тому, что я сейчас слышу по поводу ковидной истории. Меня ужас охватывает от того, что говорят наши медицинские власти: после ковида прививать от гриппа, например, а после гриппа — от ковида. А потом мы будем думать, откуда что. Прививка, повторная прививка, а потом вы заболеваете третьей инфекцией, у вас развивается суперинфекция, и вы умираете неизвестно от чего.

Так что наличие денег в здравоохранении не всегда выражается улучшением результатов. Всё же на первом месте должен быть профессионализм. Но вы его не получите: профессионалов нужно готовить 10 лет, но они никому не нужны. В целом внутрибольничные инфекции — довольно серьезная проблема. В развитых странах уже очень давно обратили внимание на нее. Думаю, что и в России обращают внимание на это, но существуют какие-то трудности.

Например, практически нигде в стране нет нормальной воздухоподготовки для отделения детской онкологии, онкогематологии. Если мы говорим об идеальном варианте, то должно строиться новое здание с расчетом на то, что воздух должен быть максимально чистым: нужны специальные так называемые гепафильтры — это достаточно дорогое удовольствие. Их надо менять. Они не пропускают микроорганизмы из воздуха в палаты. Давление в палате должно быть чуть больше, чем в коридоре, а в коридоре — чуть больше, чем в холле — градиентная система.

То есть воздух, который попадает, выдувается из больницы, а не наоборот. У нас стандартной практикой является следующее: «Давайте откроем окошечко и проветрим помещение».

И никто не проверяет, сколько в таком воздухе бактериальных, сколько грибковых частиц. Мы в своей практике [в центре Блохина] делали это постоянно. Я думаю, что в России — за исключением двух-трех учреждений — ни одно не соответствует параметрам европейского или американского госпиталя. В моем опыте были случаи, когда в Америке отделения детской онкогематологии с внутрибольничными инфекциями закрывались и строились новые.

Потому что избавиться от внутрибольничных инфекций с помощью ремонта сложно: косметический ремонт не помогает, а капитальный ремонт может оказаться дороже, чем постройка нового здания. Насколько я знаю, в Америке было правило, согласно которому отделение не может больше 25 лет существовать.

И кто у вас делает ремонт? Вы зайдите на любую стройку и увидите, кто у вас строит. Эти же люди принесут дополнительные инфекции. Но понимаете, что внутрибольничные инфекции — это одна из проблем. Посмотрите статистику, чтобы понять, где у нас выздоровление, а где нет. Препаратов не хватает. Многие фирмы ушли: китайские и индийские аналоги могут быть хуже, мягко говоря, я предполагаю. Российские также могут быть хуже, потому что делаются на самом дешевом сырье.

Я думаю, что родители пациентов, если не будут бояться, расскажут вам больше и честнее. Ранее мы рассказывали, какие симптомы онкологических заболеваний бывают у детей — нужно обращать внимание в том числе на плохой аппетит и бледность. По теме

Минздрав раскрыл диагноз умершей 9-летней девочки в онкологии Новосибирска

Центр онкологии — современная онкология и реабилитация онкологических больных Первый онкоцентр цитокинотерапии в Европе «Клиника онкоиммунологии и цитокинотерапии» - это специализированный онкоцентр нового поколения, созданный в году разработчиками уникальных инновационных методов терапии. На сегодняшний день это первый и единственный онкоцентр в Европе, специализирующийся на методах онкоиммунологии и цитокинотерапии. Онкоиммунология и цитокинотерапия — это новые методы лечения рака, которые основаны на использовании собственных защитных противоопухолевых систем организма с помощью синтезированных белков - цитокинов человека. Цитокинотерапия — это щадящее лечение, при котором здоровые клетки не повреждаются. Данные препараты прошли клинические испытания и получили официальное разрешение Министерства здравоохранения РФ для применения в лечении злокачественных новообразований.

Больное место

Сложность восстановительной реабилитации онкологических больных связана с тяжестью состояния, которое определяется степенью угнетения иммунитета и уровнем интоксикации. Для решения этих задач используют ксенонотерапию. Этот метод терапии является новым подходом для решения проблем онкологии. Больные онкологического профиля, отмечают благотворный антистрессовый эффект ксенона. Все они испытывают необычный подъем жизненных сил, повышение физической активности, улучшение общего настроения. Онкологические больные, до этого ослабленные и немощные, отмечали в себе разительные перемены, начинали сами себя обслуживать. После воздействия химиотерапии и радиотерапии ксенон используется как терапевтический лекарственный препарат, восстанавливающий деятельность жизненно важных органов.

Тест на поствакцинальный иммунитет

Забор биологического, генетического материала на исследование В клинике Претор проводится тестирование на поствакцинальный иммунитет к вирусу SARS-CoV-2 Согласно рекомендациям Минздрава РФ, для оценки напряженности поствакцинального протективного иммунитета методом иммуноферментного анализа требуется определение антител к рецепторсвязывающему домену Spike анти-RBD антител. Проводить оценку иммунитета нужно на 42 сутки от 1 этапа вакцинации, при условии проведения 2 этапа. Подготовка к тестированию на поствакцинальный иммунитет Кровь для анализа следует сдавать натощак более 3 часов после еды , накануне вечером рекомендуется легкий ужин без жирных блюд. За сутки требуется исключить употребление алкоголя, интенсивное физическое напряжение, эмоциональное возбуждение. Можно пить воду не газированную. За 2 часа до анализа ограничить употребление других напитков. По согласованию с лечащим врачом за сутки рекомендовано исключить применение назначенных лекарственных препаратов. Не нужно сдавать анализ после прохождения медицинских процедур УЗИ, массажа, физиотерапии, рентгенологических исследований и др. До сдачи анализа рекомендуется спокойно посидеть минут.

Только за прошлый год больше чем у 12 тысяч жителей региона врачи диагностировали онкозаболевания. После известия о диагнозе все они попадают в небольшой и довольно замкнутый мир и даже могут встретиться в очередях одной из четырёх больниц в спальных районах Новосибирска.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Питание онкологических больных

РЕАБИЛИТАЦИЯ ОНКОЛОГИЧЕСКИХ БОЛЬНЫХ

Автомобиль удалось найти с помощью благотворительного фонда Фото: Мария Морсина Поделиться Отделению детской онкогематологии Новосибирской клинической центральной районной больницы подарят медицинский автомобиль. Об этом сегодня сообщил благотворительный фонд «Защити жизнь». Автомобиль, как объяснили в фонде, необходим для транспортировки детей на диагностику. Сейчас ребята проходят химиотерапию в отделении детской онкогематологии, там же лечат и взрослых. Для того чтобы провести все необходимые исследования, операцию или сеанс лучевой терапии, их нужно везти в другие клиники города. Для таких поездок обычный автомобиль не подходит.

Известный онколог — о проблемах новосибирской больницы Георгий Менткевич рассказал о беде с внутрибольничными инфекциями 14 Поделиться Георгий Менткевич рассказывает, что наиболее опасны инфекции, которые живут в больницах десятилетиями и становятся устойчивыми к антибиотикам Коллаж: Георгий Менткевич, Александр Ощепков Поделиться Родители детей из отделения онкогематологии в Краснообске считают, что дети умирают не от рака, а от внутрибольничной инфекции.

Минздрав раскрыл диагноз умершей 9-летней девочки в онкологии Новосибирска Фото pixabay. Девочка умерла в детском онкогематологическом отделении больницы Краснообска. Её мама уверена, что дочь умерла от сепсиса, упущенного времени и халатности самих врачей. В конце сентября наружу всплыло несколько шокирующих историй от родителей онкобольных детей. Они рассказали, что их дети умирают в больнице не от основного диагноза, а от внутрибольничных инфекций. Так, дети выдерживали тяжелейшие операции, но умирали от сепсиса, как Эвелина.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Новосибирские врачи освоили способ лечения онкозаболеваний с помощью радия

Комментариев: 2

  1. Свет-лана:

    ну, может быть.

  2. Роланд:

    Девочки! Много всяких советов и чудодейственных рецептов!