Больница в чебоксарах офтальмологическая как получить направление в нее из нижнего новгорода прием

Острые инфекционные заболевания и лихорадка; Тяжелая анемия; Общее ухудшение состояния здоровья пациента. Наличие показаний или противопоказаний для конкретного пациента, а также возможность выполнения процедуры определяются нейрохирургом индивидуально.

15. Люди и судьбы

О новых технологиях в офтальмологии и заболеваниях нашего времени, а также о том, как казанским специалистам удается обгонять коллег из столицы в интервью TatCenter. В частности, 95 лет со дня основания казанской офтальмологической больницы, выросшей до статуса Республиканской. Каковы сегодня возможности этого медицинского учреждения?

Здесь проводятся практически все виды медицинских вмешательств, за исключением онкологии. Мы являемся учебно-методическим центром для Республики Татарстан, и специалисты выезжают во все районы. Там, где есть стационары, проводим мастер-классы, оперируем сложных пациентов. Но в каждом городе ситуация имеет свои особенности. Взять, к примеру, Нижний Новгород: там работает значительное количество мелких офтальмологических отделений в разных многопрофильных больницах, но нет единой клиники, а значит, нет общей прочной базы.

У нас до определенного момента ситуация была похожая, но когда удалось сконцентрировать все материальные ресурсы, весь госзаказ, а самое главное, две кафедры в одном учреждении, это дало колоссальный кумулятивный эффект.

В году начался процесс объединения трех отделений, двух кафедр под одной крышей, и сейчас, по прошествии десяти лет, мы уже видим результат.

Жители республики редко задумываются о лечении где-то в других регионах, а к нам охотно едут больные из других республик и областей: в году порядка человек, нынче — только за первый квартал мы приняли порядка человек.

Это свидетельствует о том, что уровень больницы достаточно высок и люди нам доверяют. В основном из других регионов едет молодежь, поскольку она более мобильна. А наиболее востребованные направления лечения — это эксимерлазерная коррекция зрения, лечение катаракты и макулодистрофии. Мы проводили соцопрос лет пятнадцать назад. Задавали людям на улице вопрос, куда бы они поехали лечиться, если бы столкнулись с проблемой заболевания глаз. Тогда семьдесят процентов респондентов ответили, что в Чебоксары.

Сегодня тенденция обратная: две трети наших приезжих пациентов — это жители Чувашии. Отмечу, что с коллегами из Чебоксар выстроилось двустороннее сотрудничество: часть пациентов мы сами туда направляем. Это группа пациентов, проходящих лечение в рамках ОМС. У нас, к сожалению, есть ограничение госзаказа, поэтому те больные, которые не готовы стоять в очереди, получают у нас направление в республиканскую больницу Чебоксар.

Можно сказать, что в сфере закупок медицинской техники мы являемся законодателем моды в Поволжье: представители фирм рассказывали мне, что если мы покупаем тот или иной аппарат, то для других клиник это становится своеобразной гарантией его эффективности.

Основной наш принцип — это перфекционизм в хорошем смысле слова. Если беремся за что-то, то делаем «от и до» и на высоком уровне. Это тяжелые травмы, последствия после медицинских вмешательств, в том числе и врачей частных клиник.

Операция по глаукоме — тоже исключительно наш профиль. Тяжелые операции на заднем отрезке глаза: некоторые виды операций проводят и в частных клиниках, но тяжелые случаи отслойки сетчатки, где требуется госпитализация, делаем только мы. Государственные клиники отличаются от частных тем, что мы занимаемся, скажем так, нерентабельными видами помощи. Зачастую пациент готов заплатить за операцию, но не готов платить за терапию — наша ментальность так устроена.

Какие возможности это открыло? Во-первых, в целом пропускную способность больницы теперь можно увеличить вдвое, мы переносим туда практически всю амбулаторную помощь. Пока связаны выделением средств в рамках государственного заказа, но возможности уже есть. Мы получили зал, кафедральные помещения, подсобные помещения, в которых давно нуждались.

Здание удобное, там хорошо дышится, светлые кабинеты, туда нужно много вкладывать, но, главное, теперь у нас есть перспективы развития. Каковы результаты взаимодействия? Появилась новая аппаратура и знание, как с ней работать. Если десять лет назад, когда мы новую технику закупали, задача была научиться ею пользоваться, а сегодня есть возможность оценить результаты использования и анализировать их в формате научных исследований.

Собственно наша главная цель — передовые технологии форматировать в услуги для пациентов, поэтому мы много ездим на конференции и выставки, в том числе зарубежные.

Все технологии идут из-за рубежа: девяносто процентов разработок происходит в США. Появляется новый аппарат там, через год — в Европе, через два — в Москве, и только потом в регионах. Мы эту цепочку успеваем опередить, благодаря своей осведомленности и собственному отделу клинических испытаний, и, как только аппарат получает регистрацию в России, приобретаем его, если это необходимо.

Вам удалось собрать более полутора тысяч участников — что их привлекло? Например, три дня работала отдельная секция хирургии. В том числе был задействован формат так называемой «живой хирургии», то есть из нашей операционной шла прямая трансляция операции на заднем отрезке глаза и два профессора вели научный спор вокруг нее. Параллельно осуществлялась и трансляция на профильные ресурсы в интернете: такие вещи всегда вызывают интерес профессионального сообщества.

Таким образом, порядка полутора тысяч участников было на конференции и примерно столько же on-line — это достаточно много, на мой взгляд, если учесть, что у нас в России всего тринадцать тысяч офтальмологов. Каждый год мы показываем какую-либо новинку. В этом году впервые в нашей стране показали абсолютно новую линзу, которую собираемся имплантировать. Мы первые в России проводили мастер-классы по хирургии прямо в рамках конференции. Я такое видел за рубежом, а в нашей стране, как выяснилось, никто этого никогда не делал.

Для мастер-класса в отдельном помещении ставится аппарат, и хирурги могут потренироваться с ним работать на свиных глазах.

Кроме этого провели мастер-классы по узким направлениям работы, например, оптометрии. Это не новое направление, но долгое время им в нашей стране никто серьезно не занимался.

Все знают, что очки можно подобрать у офтальмолога, но сложные очки должен подобрать оптометрист, и это целая наука. В Америке есть отдельные институты оптометрии, а у нас сложилась такая ситуация, что врачи зачастую не хотят этим заниматься, медсестры не умеют, в итоге оптометристов очень мало: у нас в Казани единственный специалист — это ассистент кафедры офтальмологии КГМА Наиля Ильдаровна Хамидуллина, и она курирует новый учебный цикл «Оптометрия».

Сегодня какие новые технологии стали доступны врачам клиники? Из прорывных направлений самое интересное, пожалуй, это фемтотехнологии, которые у нас появились в позапрошлом году, а массово стали применяться около года назад. Мы оперируем катаракту при помощи фемтолазера: толщина разреза в сто раз меньше, чем при использовании любого скальпеля. Послеоперационного периода практически нет. Технология довольно дорогая, в Поволжье, кроме нас, ее практически ни у кого нет.

Объемы этих операций пока маленькие, именно потому что стоимость высокая, но это вопрос будущего. Вообще по поводу выезда за границу могу сказать, что мы обязаны по закону направлять пациента за рубеж, если в нашей стране не делают нужную ему операцию. Так вот я за двадцать лет работы ни одного пациента не направил, не потому что нет возможности, а потому что нет необходимости. Знаю людей, которые ездили в зарубежные клиники, а по возвращении рассказывали, что там предложили то же самое лечение, что и у нас, только в пять-десять раз дороже.

Мы пока, к сожалению, проигрываем в сервисе, но не по качеству медицинской помощи. Авторитет российских врачей-офтальмологов за рубежом колоссален, особенно в странах Азии, Африки. Мой коллега из ОАЭ сказал однажды, что если там открыть клинику и написать, что работают в ней русские врачи, то отбоя от пациентов не будет. Нас логистика подводит: им проще до Москвы доехать. Мы конкурируем, пожалуй, только с головными институтами, их в Москве три, а остальные клиники идут позади.

Мы и сами стремимся стать институтом, это вопрос перспективы, быть может, лет десяти-двадцати. Надеюсь, что не только кандидатские, но и докторские диссертации у нас будут защищаться.

В офтальмологии, к сожалению, проблема с докторами наук: сейчас в Казани только один доктор медицинских наук — это Александр Николаевич Самойлов. Работа врача-офтальмолога хорошо оплачивается.

Скажем, в оптике человек зарабатывает в два-три раза больше, чем в поликлинике. Никто не идет на кафедру на восемь тысяч рублей или в поликлинику примерно на такую же зарплату. Соответственно, у людей почти нет мотивации заниматься наукой. Многие хотят быть хирургами и хорошо зарабатывать или работать в оптике, где ни крови, ни капризных пациентов, работа, как говорится, не пыльная, а доход достойный.

У нас сейчас в обществе отношение к врачам в целом негативное. Ведь лет пятьдесят назад невозможно было представить, что врача кто-то ударит. Сейчас все поменялось и, конечно, общее падение нравов влияет на взгляды молодых специалистов. Думаю, ситуация должна измениться в лучшую сторону, по крайней мере все, что предпринимается руководством отрасли и республики, направлено на это: и корпоративный институт, и кодекс врача, принятый в Татарстане — все это способствует созданию нормальной атмосферы работы.

В кодексе нет ничего лишнего, написан хорошим профессиональным языком, абсолютно адекватен жизненным реалиям, его хочется исполнять, и я с удовольствием преподаю это ординаторам. Академизм никто не отменял. Как изменился сам предмет внимания офтальмологов?

О таком заболевании как трахома вы уже, наверное, и не слышали. И я уже не видел больных с этим заболеванием, трахому победили в году. Но в году практически половина жителей республики были поражены трахомой. На территории Татарстана есть деревня Сокуры. Это инфекционное заболевание особенно распространено было в Поволжье: у нас в республике, в Башкирии, Чувашии.

И наша больница была самым первым трахоматозным институтом. Сейчас института нет, поскольку нет заболевания. Тенденции сегодняшнего дня — это близорукость и ее всевозможные проявления. Надо отметить, что и запросы изменились: если раньше человек приходил к офтальмологу с желанием видеть, то сейчас он спрашивает, почему видит не шесть строчек таблицы, а пять — общее повышение качества жизни отражается и на запросе к остроте зрения.

Одним из заболеваний нашего времени считается синдром сухого глаза. Лет двадцать назад его не было, потому что была иная экологическая обстановка.

Причиной развития синдрома сухого глаза служат многие факторы. Это и применение большого количества препаратов, например, пациенты с глаукомой пожизненно ежедневно используют капли, содержащие консерванты. Кроме этого, влияет экология, кондиционеры, выхлопные газы на улице. Аспирантка, которая недавно защитилась у нас на кафедре, в ходе работы над диссертацией сравнила параметры глаза детей, живущих в промышленных загрязненных районах города, и контрольной группы из района более благополучного с экологической точки зрения.

Первые новостройки

О новых технологиях в офтальмологии и заболеваниях нашего времени, а также о том, как казанским специалистам удается обгонять коллег из столицы в интервью TatCenter. В частности, 95 лет со дня основания казанской офтальмологической больницы, выросшей до статуса Республиканской. Каковы сегодня возможности этого медицинского учреждения? Здесь проводятся практически все виды медицинских вмешательств, за исключением онкологии. Мы являемся учебно-методическим центром для Республики Татарстан, и специалисты выезжают во все районы. Там, где есть стационары, проводим мастер-классы, оперируем сложных пациентов.

НАШЕ ОТДЕЛЕНИЕ

Данный сайт обновлен и вы находитесь на устаревшей версии. Данная версия будет закрыта в ближайшее время. Спасибо за понимание. Люди и судьбы Советник императора Николая Второго Как-то раз, видимо, зная, что я интересуюсь историей города и его людей, мне позвонили. В советский период в году его уволили из академии. Он переехал в Смоленск, в медицинском институте заведовал кафедрой глазных болезней. Там устанавливали стипендии его имени.

Лазерная коррекция зрения, Чебоксары - обзор, специфические особенности, услуги и отзывы

Больницы и поликлиники на карте Чебоксар ; Население Чебоксар до начала XIX века не имело возможности пользоваться медицинской помощью на месте. Больные выезжали в Нижний Новгород или в Казань, причем только богатые. Бедным оставалось одно: обращаться к знахарям, костоправам и гадалкам. Знахари лечили настоями трав, пользовались заговорами; костоправы переломы и вывихи лечили втиранием самодельных мазей, с помощью массажа или просто вправляли на место кости, суставы и ребра. Гадалки-юмзи причины болезни объясняли гневом языческих богов, местью Киреметя за вероотступничество или проклятием обиженных людей. Чтобы вылечиться, нужно было преподнести дар Киреметю или кому-нибудь из богов, почитаемых предками. Обращалисьза помощьюк церкви, к священнослужителям, владевшим знаниями народной медицины, взывавшим к богу, святым и советовавшим ставить свечи, заказывать молитвы за здравие.

Плюсы и минусы Лазерная коррекция зрения в Чебоксарах, как и любое оперативное вмешательство, имеет свои достоинства и недостатки.

.

.

.

Комментариев: 4

  1. Рамазан:

    Именно так. Содержание жиров. килокалорий и пр. в продуктах – это всё уловки производителей, маркетологов и продавцов. типа “подсолнечное масло без холестерина”, которого там нет по определению. Если генетически предрасположены к солидной фигуре – будете солидной фигурой, можете калории не высчитыввать. Лук и чеснок вам в этом помогут. А ещё – оторваться от дивана и пешочком в ближайшее поле\рощу на пешую прогулку, лучше всего с верным другом – собакой. Очень результативно! Моцион, в отличие от маркетинговых диет – абсолютно

  2. AlexRoot:

    Фигня советы

  3. antonio019:

    Здравствуйте все! Здравствовать – это иметь здоровье, которое зависит от движения, что знает, да еще как, каждый из нас теоретически!!!! Хочется ко всем рассуждениям добавить чуть-чуть своих… Сколько же раз за 15 последних лет я, как и многие, начинала здоровый образ Жизни: пробежки – не пошло; спортклубы – активны только 1,5-2 месяца, остальные 8 месяцев – без комментариев; велотренажёр и беговая дорожка, т.е. “домашние вешалки”, как у многих, – быстро стала искать отговорки, чтобы не соблюдать график! И т.д., и т.п.!… Работа сидяче-стоячая (преподаватель и руководитель)… С годами здоровье и стало подводить капитально… Два месяца назад случайно в магазине посуды )) наткнулась на книжку о дыхательной гимнастике, купила. И вот уже с 22 сентября, разработав для себя определённую систему (может громко сказано, но стараюсь), которая включает утреннюю зарядку (сочетание дыхательной гимнастики и определённых упражнений на каждый день для разных групп мышц), 2 раза в неделю сразу после работы 2 км быстрой ходьбы на беговой дорожке, 2 раза в неделю – велотренажер, 2 раза в неделю – круг… И самое главное: очень надеюсь, что хватит у меня ума не “соскочить” с этой системы. Здоровье не простит… ) А резюме: каждый должен найти тот элемент собственной зарядки организма, который его “зацепит” и сделает в удовольствие физические нагрузки. У меня получилось, что этой зацепкой стал “посудный магазин”. …))

  4. nikki54:

    volovik66, свежавыжатый